eldarmurtazin (eldarmurtazin) wrote,

Журналистика. Быть или не быть знаменитым

Originally published at Лично/общественный дневник Эльдара Муртазина. You can comment here or there.

Свод заповедей журналиста:

  1. Журналист должен быть финансово независим, только тогда, он сможет говорить то, что думает, вне зависимости от внешних условий.
  2. Не бойся совершенства – ты никогда его не достигнешь!
  3. Освойте существующие жанры, попробуйте себя в разных ипостасях и только потом начинайте экспериментировать с текстами.
  4. Не отказывайтесь от собственного Я, своих представлений и убеждений, журналист не может быть нейтрален, он не робот. Используйте свой жизненный опыт, чтобы быть полезным другим людям посредством своей работы.
  5. Если вы считаете, что журналисты прошлого ничего не достигли, а жизнь происходит только здесь и сейчас, то вы идиот, не помнящий истории.
  6. Уважайте свой труд, тогда вы будете уважать труд других людей.
  7. Шедевр и праздность несовместимы!
  8. Журналист, пиши!
  9. Не бери в рот алкоголя и не кури гашиш.

10.  Если вы не умеете писать, то ваша любовь к текстам не превратит вас в журналиста.

Узнаете, чей манифест лег в основу данного свода? Напомню… В свое время великий мастер эпатажа Сальвадор Дали сформировал 10 заповедей для начинающего художника. Причем половина пунктов из его наблюдений применима для любой творческой профессии, так как природа творчества универсальна. И журналистика, несмотря на свой прикладной характер, все-таки творческая профессия.  Как видим, чтобы достигнуть успеха нужно много работать. Но всегда ли кропотливый труд приводит к известности. Не всегда. Как же ОНО происходит?

Задумайтесь, что объединяет Тулуза Лотрека, Ван Гога и Сальвадора Дали, помимо очевидного ответа, что они художники? Знаменитые художники, кто-то называет их даже гениями. Но если посмотреть на оценку современников, то она не была столь однозначной, известность этих художников была скандальной. Проблемы Лотрека с ногами вылились в его разгульный образ жизни, ухо Ван Гога единственное, что помнит о нем большинство, а эскапады Дали не сходили со страниц светской хроники. Но их стиль жизни, резкость в суждениях и высказываниях выделили их из огромного числа художников, которые не были хуже, они были менее заметны на фоне бузотеров от искусства. Годы прошли, наносное ушло в сторону и сегодня мы смотрим на картины этих художников и восхищаемся ими, они вошли в культурное наследие, стали частью массовой культуры. Получили свою аудиторию.

Чтобы не говорили о том, что эпатаж не доводит до добра, но это не так. В искусстве 20 века эпатаж стал одной из форм саморекламы творческих людей, им не брезговал Маяковский, Есенин, а гением эпатажа можно смело назвать того же Дали. Каждый из них боролся за свою аудиторию, и их мало волновало то, как к ним отнесутся окружающие люди, какую оценку дадут их творчеству. Для них самым важным было подняться над общим уровнем и выделиться, чтобы их работы стали заметными.

Еще с детства мне решительно было непонятно, почему у «Черного квадрата» Малевича останавливаются люди и внимательно его рассматривают, кто-то глубокомысленно надвигал очки на нос, кто-то прищелкивал пальцами, рассматривая черный квадрат. В возрасте шести лет мир выглядит иначе и я довольно громко сказал, что смогу изобразить этот квадрат не хуже, а, пожалуй, и лучше. Отец обронил, что, к сожалению или счастью, я не стану от этого Малевичем. Потом был небольшой спор о том, что Малевич просто не умел рисовать и позднее отец сводил меня в галерею, где были выставлены работы Малевича в академическом стиле. Мое сознание ребенка была поражено тем, что художник, который умеет так хорошо работать с кистью, светом, красками, опустился до изображения черного квадрата. В моей голове это не укладывалось. Объяснение отца врезалось в память, – «таких картин как эти в мире десятки тысяч и они мало отличаются друг от друга, а черный квадрат один, он просто выделил себя этой работой из сонма других художников».

Эпатаж пришел в мир с помощью художников, но сегодня мы зачастую называем его  и ошибочно PR,  хотя это совсем разные вещи. В журналистике эпатаж, это попытка выделиться за счет чего-либо, как правило, мата. Низший уровень взаимодействия с аудиторией и самый простой. Использование низменных инстинктов. Прочитайте выдержку из книги «Русские цветы зла» от Виктора Ерофеева:

«Разрушилась хорошо охранявшаяся в классической литературе стена […] между агентами жизни и смерти (положительными и отрицательными героями). Каждый может неожиданно и немотивированно стать носителем разрушительного начала; обратное движение затруднено. […] Красота сменяется выразительными картинами безобразия. Развивается эстетика эпатажа и шока, усиливается интерес к „грязному“ слову, мату как детонатору текста. Новая литература колеблется между „черным“ отчаянием и вполне циничным равнодушием. В литературе, некогда пахнувшей полевыми цветами и сеном, возникают новые запахи — это вонь».

Одной из главных задач любого журналиста является влияние на мир и одним из критериев становится аудитория, которой обладает этот журналист. Это отнюдь не тираж издания, в которое он пишет, не посещаемость сайта, блога или личного дневника, а количество цитат и то влияние, что он способен оказать на мир. И тут мы снова приходим к тому, что мир устроен очень справедливо, информационная среда саморегулируемая. Как бы эпатажен не был отдельно взятый журналист, используя для этого мат, выходки или что-то подобное, если за ним не стоит качественная работа, это не приведет его никуда. Если живопись тебя не любит, вся твоя любовь к ней ничего не даст.

С помощью случая, вы можете стать знаменитым на день, месяц, возможно год. Но, не имея за плечами опыта журналисткой работы, тысяч статей и заметок, интервью и репортажей, вы просто не сможете использовать свалившуюся с неба популярность. Превратитесь в халифа на час. Поэтому запомните, что на первый план выходит ваша работа, а о популярности думать не стоит вовсе, хотя рано или поздно, она к вам придет.

Как приходит известность к журналистам

Случайно. Вы делаете свою работу, и неожиданно оказывается, что вполне обыденный материал сделал вас центром внимания различных людей, большинство из которых до этого дня о вас даже не слышали.

В декабре 2011 года, еженедельный журнал «Коммерсант-Власть» под номером 49, нельзя было найти на прилавках уже к полудню, номер смели. Это были рекордные продажи еженедельника. Причиной стала статья посвященная выборам в России, в качестве иллюстрации использовалась фотография испорченного бюллетеня для голосования, на которой действующего премьера РФ обругали нецензурными словами. Владельцы издания посчитали это хулиганством и уволили главного редактора журнала – Максима Ковальского (позднее Максим Ковальский заявил об уходе по собственному желанию, это был результат переговоров с владельцами).

Аудитория журнала по его собственной оценке составляет 163200 человек для одного номера (отчет TNS Media март-июль 2009 года) или 528500 человек за полгода. Тираж журнала от 50 до 60 тысяч. Желание уволить главного редактора вызвало острую реакцию в обществе, других СМИ и среди журналистов издательского дома «Коммерсант». Общее число публикаций, которые были посвящены этой теме, перевалило за 600.000 (с учетом перепечаток в блогах, обсуждений на форумах и тому подобного). Журнал «Коммерсант-Власть» никогда не был так популярен, равно как и его главный редактор – Максим Ковальский. В небольшой колонке в «Большом городе» (№23 – 289 от 28.12.11), он поделился своими впечатлениями от этого события:

«Целый день после заявления Алишера Усманова (владельца «Коммерсанта») о моем увольнении я давал интервью всем возможным российским и нероссийским СМИ, звонки на мобильный накладывались один на другой, непрерывно крякали эсэмэски, в мой рабочий кабинет, как в Колонный зал Дома союзов, нескончаемым потоком стекались сочувствующие коллеги.

В первой половине дня я еще понимал, что всего лишь выпустил очередной номер. Что в этом номере всего лишь честно описаны нечестные выборы. Что фотография бюллетеня с матерным ругательством в адрес премьера Путина – это всего лишь фотография, и поставить ее в номер – простоя моя работа, а не подвиг разведчика. Но к вечеру информационная атака сделала свое дело: пообщавшись со съемочными группами нескольких западных телекомпаний, я уезжал с работы настоящей звездой. Сидя в машине, я раскланивался направо и налево, как Юрий Деточкин, сыгравший Гамлета.

На следующий день я узнал, что появилось письмо в мою защиту, что под ним подписалось огромное количество сотрудников «Коммерсанта» и «Газеты.Ru» и что Усманов приедет на улицу Врубеля для встречи с редакцией. Конечно, я был страшно благодарен всем, кто подписал это письмо, – и тем, кого я давно и хорошо знаю, и тем, с кем лично не знаком. Но чувство собственной значимости уже не хотело отставать от чувства благодарности».

На мой взгляд, Максим очень точно описывает то, что происходит с большинством журналистов неожиданно выяснявших, что их работа получила такой широкий отклик. Они не делают ничего особенного, но фигурально выражаясь, просыпаются знаменитыми. К сожалению, наибольший отклик получают события негативного толка – в случае Максима Ковальского, несправедливое увольнение, которое выглядит как цензура.

История показывает, что известность вещь относительная, она так или иначе связаны с внешними событиями, на которые журналисты сами повлиять не могут. И тут мы подходим к самому главному вопросу – долгосрочная известность не возникает на пустом месте, для этого требуется долгая и упорная работа. Краткосрочную известность может получить практически любой журналист, в том числе, создать ее самостоятельно. Но это путь в никуда и идти по нему точно не стоит. Пример художников говорит о другом, скандальная известность со временем откидывает негативную коннотация и превращается в позитив (при жизни этого не происходит, но пусть вас утешает то, что вас будут чествовать потом).

Эльдар Муртазин можно любить, можно ненавидеть, но игнорировать нельзя

Из чувства ложной скромности, мне надо было не писать о себе. Об этом, буквально, кричат те, кому нечем похвастаться в нашей области, прибавляя, что Эльдар Муртазин, не тот человек, о котором стоит говорить, как о примере, скорее антигерой нашего времени. Полярность мнений отлично дополняет то, что меня можно любить, ненавидеть, но нельзя игнорировать. Для журналиста такое качество отнюдь не излишне, а для аналитика и вовсе отлично (это мои две ипостаси, которые смешались в головах у многих, но речь не об этом). Попробую препарировать свою историю под лупой, чтобы дать вам представление о том, как на практике приходит известность, публичность и что она несет за собой. Но начну с одной забавной истории.

В качестве аналитика у меня берут комментарии для телевидения, газет, сайтов – одним словом для разных медиа. Здесь, я выступаю по другую сторону баррикад. Среди журналистов некоторых изданий считается дурным тоном брать комментарии у Эльдара Муртазина. Мой приятель главный редактор крупной деловой газеты, объяснил это так, – «тебя слишком много везде, твоя активная жизненная позиция слишком активна, иногда я опасаюсь, что включив утюг, услышу оттуда твой комментарий». С другой стороны, он же твердой рукой направляет ко мне своих журналистов, когда требуется оценить то или иное явление, дать комментарий о неоднозначном событии. Причина простая – на рынке негде получить комментарий, в котором черное будет названо черным, невзирая на лица. Большинство людей предпочитает не сориться и не называть вещи своими именами (я не говорю о рынке в целом, а скорее только о рынке телекома). Как результат, ежегодно ваш покорный слуга входит в топ20 самых цитируемых аналитиков в России (исследование Медиалогии по всем СМИ России, включая ТВ). Например, по итогам 2010 года, я занял 6 место среди всех аналитиков на рынке в России по числу упоминаний в СМИ.

Чтобы усилить интригу отмечу, что в этом списке я единственный нефинансовый аналитик, а область моих интересов только рынок телекоммуникаций, который достаточно узок. Поэтому подобные результаты цитируемости являются фантастическими, до меня никто ничего подобного не достигал. Эта прелюдия была необходима для того, чтобы фактами описать слово популярность.

И тут мы подходим к очень важному моменту – популярность это отнюдь не почитатели, поклонники или какие-то иные блага. Для журналиста популярность означает возможность донести свои мысли, точку зрения до наибольшей аудитории. Все комментарии от меня выражают мою точку зрения, что логично и автоматически расширяют аудиторию тех, кто знаком со мной.

Но давайте вернемся к моей журналисткой ипостаси, чтобы понять, как я докатился до такой жизни, что крупнейший в мире блог о технике – Engadget, называет меня с 2008 года легендой, а ряд других ресурсов придумывают не менее эпичные эпитеты. Мне в пору забронзоветь и отлившись в этом сплаве изображать памятник самому себе. Но вместо этого я продолжаю делать то же самое, что и пятнадцать лет назад – работать.

В моих словах нет ни капли рисовки, за пятнадцать лет моей работы как журналиста, мои принципы и воззрения, не изменились ни на йоту. Когда я только начинал писать, у меня была очень маленькая аудитория, которую я создал самостоятельно (порядка ста тысяч подписчиков ежедневной почтовой рассылки для 1997 года было впечатляющим достижением, тогда интернет был мал). Потом в 1998 году я попал в iXBT и, наконец,  в 2002 году появился Mobile-Review.com. За это время от никому неизвестного журналиста, я проделал большую дорогу до человека, которого в своей области знают во всем мире.  Как? Повторю в тысячный раз, я просто делал свою работу и делал ее хорошо.

У меня есть любимая фраза, которую я произносил в первый год существования Mobile-Review.com. Время работает на нас. С каждым днем, каждым месяцем, мы становимся сильнее, а популярность наших авторов растет. Это закон медийной среды. Те, кто настойчив в своей работе, добиваются всего, в том числе и признания, известности. При этом деньги тут не играют никакой роли, это вопрос усилий. За пятнадцать лет сменилось несколько поколений авторов и редакторов, старожилов на рынке почти нет. Каждое новое поколение критикует, нападает, хвалит, но ориентируется на нас и нашу работу. А значит, мы своего добились.

Известность приходит постепенно. Однажды вы замечаете, что на вас и ваш материал поставили ссылку на другом ресурсе и там идет обсуждение вашей статьи. Чуть позже кто-то начинает обсуждать ваши мысли, и вы осознаете, что написанное на русском языке интересно в Германии (о славные времена Siemens Mobile). А дальше этот снежный ком нарастает, пока не приобретает критическую массу, когда ваши слова начинают тиражировать профильные сайты, блоги, а затем и обычная пресса. Главное, чтобы ваша работа была интересна и вызывала желание думать, обсуждать, говорить. Оговорюсь, что никогда не создавал специально темы для обсуждений или чего-то подобного, так как мне хватает своей работы, в ней так много всего интересного, что не хватит и на несколько жизней.

До 2008 года мое имя мелькало на разных ресурсах, но широкая публика, почти не знала, кто такой Эльдар Муртазин. В 2009 году все стало меняться, после того как крупнейшие европейские и американские газеты осознали, что в моем твитере, на сайте и в блоге можно найти уникальную информацию. Например, Washington Post не постеснялись процитировать в феврале 2009 года мою еженедельную колонку на Mobile-Review.com, в которой я говорил о том, что в Барселоне Nokia запустит свой магазин приложений. Тогда же стали возникать вопросы – кто такой Эльдар Муртазин и почему мы должны ему верить?

В феврале 2009 года магазин приложений, получивший имя OVI Store был запущен и после этого для газет, автор первоначального сообщения, стал источником информации, к которому стоит прислушиваться.

В сознании большинства людей мир предопределен, и развитие событий идет только по одному сценарию, но это не так. Как аналитик, я всегда просчитываю самые вероятные сценарии развития событий и предлагаю разные их варианты. Если две компании ведут переговоры, то отнюдь не факт, что они договорятся о чем-то. Но вероятность того, что сделка состоится велика. Это варианты, сценарии будущего. К сожалению, многие люди хотят получить не сценарий, а готовый ответ – такого-то числа в 8 часов утра, компания А объявит продукт Б, который станет лучшим телефоном всех времен и народов. Это утопия.

Наверное, моими самыми большими и громкими прогнозами, которые врезались в память многих, стали печальные новости о том, что Siemens Mobile умрет. Это случилось через три года после того, как я впервые об этом заговорил. Причем разрушение компании происходило постепенно, равно, как менялся и тон моих комментариев о ней и ее продуктах. В 2008 году ничто не предвещало неуспех Sony Ericsson, но я вновь увидел начало приближающегося конца, и эта точка зрения была непопулярной. В 2012 году компании Sony Ericsson не существует. В конце 2008 года появились признаки неправильно выбранного курса со стороны Nokia, мы обсуждали этот вопрос внутри самой компании и по тону ответов и тем действиям, что предпринимала (а скорее нет) Nokia,  я видел, что меня не слышат. К концу 2009 года начало конца стало очевидно для всех. Вялая попытка оживить компанию с помощью выпуска нового флагмана в 2010 году, обернулась еще большим провалом. Заодно в Nokia решили устроить охоту на ведьм и в апреле 2010 года обратились в милицию с заявлением о том, что я якобы украл что-то у компании. Впервые корпорация Nokia развернула борьбу  с одним человеком и автоматически приравняла его к себе. Я был искренне польщен. Фактически это тот самый случай, о котором может мечтать любой журналист. Заодно юристы Nokia попытались назвать меня блогером, чтобы вывести из под действия закона о СМИ. Обе попытки оказались неудачными – милиция отказала Nokia по всем пунктам, не усмотрев в работе журналиста Муртазина Э.В. состава преступления. Начиная с этого момента, мое имя стало известно достаточно широкой публике, что было бы невозможно, без действий Nokia, за что моя отдельная благодарность.

Прикладывал ли я специальные усилия, чтобы ситуация сложилась именно так, а не иначе? Нет. В истории с Nokia, все развивалось по тому же сценарию, что и с Siemens Mobile или Sony Ericsson. С одним отличием, памятуя предыдущий опыт, я предупреждал компанию о каждом своем шаге и ее PR-директор в Евразии, Виктория Еремина знала, что появится на сайте, когда и в каком виде. Впрочем, как и ее подчиненные. У нас никогда не было секретов от Nokia в том, что мы собираемся опубликовать, а также мы предоставляли право компании комментировать, чего она не делала никогда (продукты не были объявлены, что и понятно).

Что случится дальше? Компания Nokia тем или иным способом уничтожит себя и превратится в достаточно заурядного производителя дешевых аппаратов или вовсе исчезнет с рынка. Вариантов можно придумать много, важно, что компания не будет доминировать на рынке. Неожиданно окажется, что журналист Муртазин оказался снова прав. И снова повторю – время работает на меня. Каждый день новые люди сталкиваются с тем, что продукты этой компании уже не так хороши. И они меняют свою точку зрения. Де-факто встают на мою сторону (хотя тут нет никаких сторон, а я просто описываю то, что вижу).

В качестве короткого резюме. Не надо врать своим читателям, время все равно расставит все по своим местам, как делало это уже много раз. Не надо раздувать щеки и придавать себе важность, просто делайте свою работу. Если вы делаете ее хорошо, то рано или поздно, известность придет к вам сама. Для ее достижения не нужно делать ничего. Единственный залог успеха, это качественно выполненная работа.

P.S. Надеюсь, что пример моей профессиональной карьеры, не воспринимается, как желание что-то кому-то доказать. Мне давно не нужно этого делать. Просто я люблю рассказывать на конкретных примерах, а какой пример может быть лучше, чем собственная жизнь?

Tags: bj, лытдыбр
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments